I. Накопление в подразделении I образование сокровища

Ясно, что как капиталы, вложенные в многочисленных отраслях промышленности, составляющих подразделение I, так и различные индивидуальные капиталы в каждой из этих отраслей промышленности, в зависимости от возраста этих капиталов, т. е. от продолжительности времени, в течение которого они уже функционировали, – мы совершенно оставляем в стороне их величину, технические условия, условия рынка и т. Д ., – что все эти капиталы находятся на различных ступенях процесса последовательного превращения прибавочной стоимости в потенциальный денежный капитал, для какой бы из двух форм расширения производства ни послужил впоследствии этот денежный капитал: для увеличения ли функционирующего капитала или для создания новых промышленных предприятий. Поэтому одна часть капиталистов постоянно превращает свой потенциальный денежный капитал, возросший до соответствующей величины, в производительный капитал, т. е. на деньги, накопленные путем превращения в деньги прибавочной стоимости, покупает средства производства, добавочные элементы постоянного капитала; между тем другая часть капиталистов еще занята накоплением у себя потенциального денежного капитала. Следовательно, капиталисты этих двух категорий противостоят друг другу: одни как покупатели, другие как продавцы, и притом каждый, принадлежащий к одной из двух категорий, выступает исключительно в одной из этих ролей.

Например, капиталист А  продает капиталисту В  (который может представлять и нескольких покупателей) 600 ( = 400с 4‑+ 100у + 100m). Он продал товаров на 600, за 600 деньгами, из которых 100 представляют прибавочную стоимость; эти 100 он извлекает из обращения, копит их как деньги, но эти 100 деньгами представляют собой лишь денежную форму прибавочного продукта, который был носителем стоимости величиной в 100. Образование сокровища – это вообще не производство, а следовательно, прежде всего, и не приращение производства. Деятельность капиталиста при этом состоит исключительно в том, что он извлекает из обращения, удерживает у себя и сохраняет неприкосновенными деньги, вырученные от продажи прибавочного продукта в 100. Эта операция происходит не только у капиталиста А, –  она совершается во множестве пунктов сферы обращения и у других капиталистов А’, А", А’"  и т. Д , все они столь же усердно трудятся над такого рода образованием сокровища. Эти многочисленные пункты, в которых деньги извлекаются из обращения и накопляются в форме многочисленных индивидуальных сокровищ, соответственно в форме потенциальных денежных капиталов, представляются столь же многочисленными помехами для обращения, потому что они иммобилизуют деньги и на более илч менее продолжительное время лишают их способности обращаться. Но следует принять во внимание, что образование сокровищ происходит уже при простом товарном обращении, задолго до того, как это обращение начинает совершаться на основе капиталистического товарного производства; и количество денег, имеющееся в обществе, всегда больше той части их, которая находится в активном обращении, хотя эта последняя в зависимости от обстоятельств то увеличивается, то уменьшается. Здесь мы опять встречаем такие же сокровища и такое же образование сокровищ, но на этот раз уже как момент, присущий капиталистическому процессу производства.

Можно понять удовольствие, когда при системе кредита все эти потенциальные капиталы, благодаря концентрации их в руках банков и т. Д
., становятся капиталом, которым можно свободно располагать, становятся «loanable capital»,[547] денежным капиталом, притом уже не пассивным, не «музыкой будущего», а активным, ростовщическим капиталом (здесь ростовщический в смысле его роста).

Но капиталист А  образует такое сокровище лишь постольку, поскольку он – по отношению к своему прибавочному продукту – выступает только как продавец, не выступая затем в качестве покупателя. Таким образом последовательное производство прибавочного продукта – носителя его прибавочной стоимости, которая должна быть превращена в деньги,   является предпосылкой образования его сокровища. В данном случае, где мы рассматриваем обращение только в пределах подразделения I, натуральная форма прибавочного продукта, как, и всего продукта, часть которого составляет прибавочный продукт, является натуральной формой одного из элементов постоянного капитала подразделения I, т. е. прибавочный продукт принадлежит к такой категории, как средства производства средств производства. Что получается из этого прибавочного продукта, т. е. для какой функции он служит в руках покупателей B, В’, В"  и т. Д ., это мы сейчас увидим.

Но прежде всего мы должны запомнить следующее: хотя капиталист А  извлекает деньги из обращения в размере своей прибавочной стоимости и накапливает их в форме сокровища, он» с другой стороны, бросает в обращение товары, не извлекая за них другие товары, вследствие чего капиталисты В, В’, В,’  и т. Д ., в свою очередь, могут вносить в обращение деньги и взамен их извлекать из него только товар. В данном случае этот товар и по своей натуральной форме и по своему назначению входит как основной или оборотный элемент в постоянный капитал капиталистов В, В’  и т. Д . О последнем мы будем говорить подробнее, когда будем иметь дело с покупателями прибавочного продукта, с капиталистами B, В’  и т. Д
.

Между прочим, отметим здесь следующее. Как и раньше, при рассмотрении простого воспроизводства, здесь мы снова находим, что обмен различных составных частей годового продукта, т.е, их обращение (которое должно охватывать в то же время и воспроизводство капитала и при этом его восстановление в различных формах: постоянного, переменного, основного, оборотного, денежного капитала и товарного капитала), предполагает отнюдь не просто куплю товара, дополняемую последующей продажей, или продажу, дополняемую последующей куплей, так что фактически происходил бы только обмен одного товара на другой, как это принимает политическая экономия, особенно фритредерская школа со времен физиократов и Адама Смита. Мы знаем, что основной капитал, если затрата на него однажды уже сделана, затем не возобновляется в течение всего времени его функционирования, а продолжает действовать в старой форме, между тем как его стоимость постепенно осаждается в виде денег. Мы видели, что периодическое возобновление основной составной части капитала IIс (причем вся капитальная стоимость IIс обменивается на элементы стоимостью в I (v  +m),  предполагает, с одной стороны, простую куплю  части капитальной стоимости IIс, которая представляет основной капитал и превращается из денежной формы в натуральную форму, причем этой купле соответствует простая продажа Iт, с  другой стороны, оно предполагает простую продажу  со стороны IIс, продажу той части стоимости основного капитала (стоимости изношенной части основного капитала), которая осаждается в форме денег, причем этой продаже соответствует простая купля Iт.  В этом случае для нормального течения обмена необходимо предположить, что простая купля со стороны IIс по величине стоимости равна простой продаже со стороны IIс, как и простая продажа Im, части 1 IIс, равна простой купле части 2 IIс. Иначе простое воспроизводство будет нарушено; простая купля на одной стороне должна покрываться простой продажей на другой. Точно так же здесь необходимо предположить, что простая продажа части Iт,  образующей сокровище для капиталистов A, A’, А",  уравновешивается простой куплей части   со стороны капиталистов В, В’, В",  которые превращают свое сокровище в элементы добавочного производительного капитала.

Поскольку равновесие восстанавливается благодаря тому, что покупатель впоследствии выступает как продавец на такую же сумму стоимости, и наоборот, постольку происходит возвращение денег к той стороне, которая авансировала их при купле и продала раньше, чем купила. Действительное же равновесие в самом обмене товаров, в обмене различных частей годового продукта обусловлено равенством сумм стоимости взаимно обмениваемых товаров.

Но поскольку происходят лишь односторонние обмены, масса простых покупок с одной стороны, масса простых продаж с другой стороны, – а мы видели, что нормальный обмен годового продукта на капиталистической основе обусловливает такие односторонние метаморфозы, – постольку равновесие осуществляется лишь при том предположении, что сумма стоимости односторонних покупок и сумма стоимости односторонних продаж покрывают друг друга. Тот факт, что товарное производство является всеобщей формой капиталистического производства, уже заключает в себе ту роль, которую играют в нем деньги не только как средство обращения, но и как денежный капитал, и создает известные, свойственные этому способу производства условия нормального обмена, следовательно, создает условия нормального хода как простого воспроизводства, так и воспроизводства в расширенном масштабе, – условия, которые превращаются в столь же многочисленные условия ненормального хода воспроизводства, в столь же многочисленные возможности кризисов, так как равновесие – при стихийном характере этого производства – само является случайностью.

Точно так же мы видели, что при обмене суммы стоимости Iv на соответствующую сумму стоимости IIс, именно для IIс в конечном счете происходит возмещение товара совокупного капиталиста подразделения II равной суммой стоимости товара совокупного капиталиста подразделения I, и, следовательно, совокупный капиталист подразделения II впоследствии дополняет продажу собственного товара покупкой товара совокупного капиталиста подразделения I на такую же сумму стоимости. Такое возмещение происходит; однако между самими капиталистами подразделений I и II при этом превращении их товаров не происходит обмена. Капиталисты, собственники IIс продают свои товары рабочим подразделения I; последние противостоят им односторонне как покупатели товаров, а собственники IIс противостоят рабочим односторонне как продавцы товаров; с деньгами, вырученными таким образом, собственники IIс противостоят совокупному капиталисту подразделения I односторонне как покупатели товаров, а совокупный капиталист подразделения I, односторонне противостоит им как продавец товаров на сумму Iv. Только посредством этой продажи товаров подразделение I в конечном счете воспроизводит свой переменный капитал снова в форме денежного капитала. Если капитал подразделения I противостоит капиталу подразделения II односторонне как продавец товара на сумму Iv,  то рабочим подразделения I он односторонне противостоит как покупатель их товара, т. е. их рабочей силы, и если рабочие подразделения I противостоят капиталисту подразделения II односторонне как покупатели товара (а именно как покупатели жизненных средств), то капиталисту подразделения I они противостоят односторонне как продавцы товара, а именно как продавцы своей рабочей силы.

Постоянное предложение рабочей силы со стороны рабочих подразделения I, обратное превращение части товарного капитала подразделения I в денежную форму переменного капитала этого подразделения, возмещение части товарного капитала подразделения II натуральными элементами постоянного капитала IIс – все эти необходимые предпосылки воспроизводства взаимно обусловливают друг друга, но опосредствуются очень сложным процессом, который заключает в себе три процесса обращения у совершающиеся независимо один от другого, но переплетающиеся между собой. Сама многосложность процесса дает столь же многочисленные основания для его ненормального хода.