III. Третья стадия. Т – Д

Товар становится товарным капиталом  как вышедшая непосредственно из самого процесса производства функциональная форма существования уже возросшей капитальной стоимости. Если бы товарное производство во всем его общественном размере велось капиталистически, то всякий товар с самого начала был бы элементом товарного капитала, состоит ли этот товар из чугуна или брюссельских кружев, серной кислоты или сигар. Проблема, какие виды товаров своим свойством предопределены к возведению в ранг капитала и какие к рядовой товарной службе, является одним из тех невинных затруднений, которые создала для себя сама схоластическая политическая экономия.

Капитал, находясь в товарной форме, должен выполнять функцию товара. Предметы, из которых он состоит, произведенные с самого начала для рынка, должны быть проданы, превращены в деньги, следовательно, должны совершить движение Т – Д.

Положим, что товар капиталиста состоит из 10 000 фунтов хлопчатобумажной пряжи. Если в процессе прядения потреблено средств производства стоимостью в 372 ф. ст. и создана новая стоимость в 128 ф. ст., то стоимость пряжи равна 500 ф. ст., что и выражается в ее Цене такого же наименования. Эта цена реализуется посредством продажи Т – Д.  Что делает этот простой акт всякого товарного обращения одновременно и функцией капитала? Отнюдь не какое бы то ни было изменение, совершающееся в пределах этого акта: не изменение потребительного характера товара, – потому что именно как предмет потребления товар переходит к покупателю; и не изменение его стоимости, – потому что последняя не претерпевает никаких изменений величины, а только изменение формы. Сначала стоимость существовала в пряже, теперь она существует в деньгах. Так выступает существенное различие между первой стадией Д – Т  и последней стадией Т – Д.  Там авансированные деньги функционируют как денежный капитал, потому что при посредстве обращения они превращаются в товары специфической потребительной стоимости. Здесь, в последней стадии Т – Д,  товар может функционировать как капитал лишь постольку, поскольку он приносит этот характер капитала уже готовым из процесса производства, прежде чем начинается его обращение. Во время процесса прядения прядильщики создают стоимость пряжи в 128 ф. ст. Из них, скажем, 50 ф. ст. составляют для капиталиста просто эквивалент его затраты на рабочую силу, а 78 ф. ст. – при степени эксплуатации рабочей силы в 156% – образуют прибавочную стоимость. Следовательно,., стоимость 10 000 фунтов пряжи заключает в себе, во‑первых, стоимость потребленного производительного капитала П,  постоянная часть которого = 372 ф. ст., переменная = 50 ф. ст., их сумма = 422 ф. ст. = 8 440 фунтам пряжи. Стоимость же производительного капитала П  = Т,  равна стоимости образующих его элементов, которые на стадии Д – Т  противостояли капиталисту как товары в руках их продавцов. – Но, во‑вторых, стоимость пряжи заключает в себе и прибавочную стоимость в 78 ф. ст. = 1 560 фунтам пряжи. Следовательно, Т,  как выражение стоимости 10 000 фунтов пряжи, равно Т +(Т, Т  плюс приращение Т  (= 78 ф. ст.), которое мы назовем т, потому что в данное время оно существует в той же товарной форме, как и первоначальная стоимость Т.  Стоимость 10 000 фунтов пряжи = 500 ф. ст., следовательно = Т + т = Т’.  Не абсолютная величина стоимости (500 ф. ст.) превращает Т,  как выражение стоимости 10 000 фунтов Пряжи, в Т’ . Ведь абсолютная величина стоимости для Т’  так же как для всех других Т,  поскольку они являются выражением стоимости какой‑либо суммы товаров, определяется величиной овеществленного в нем труда. Т  превращается в T’ вследствие относительной величины его стоимости – вследствие величины его стоимости по сравнению со стоимостью капитала П,  потребленного при его производстве. В Т’  заключается эта последняя стоимость плюс доставленная производительным капиталом прибавочная стоимость. Стоимость Т’  больше, превышает эту капитальную стоимость на прибавочную стоимость г. 10 000 фунтов пряжи – это носитель возросшей, обогащенной прибавочной стоимостью капитальной стоимости,

и они играют роль такого носителя, как продукт капиталистического процесса производства. T’ выражает стоимостное отношение – отношение стоимости товарного продукта к стоимости капитала, затраченного на его производство; следовательно, Т’  выражает, что его стоимость составлена из капитальной стоимости и прибавочной стоимости. 10 000 фунтов пряжи являются товарным капиталом, Т’,  только в качестве превращенной формы производительного капитала П,  следовательно,– лишь в связи, которая существует прежде всего только в кругообороте этого индивидуального капитала или существует только для того капиталиста, который своим капиталом произвел пряжу. Только, так сказать, внутреннее, но отнюдь не какое‑либо внешнее отношение делает эти 10 000 фунтов пряжи, как носителя стоимости» товарным капиталом; капиталистическое родимое пятно этих 10 000 фунтов пряжи заключается не в абсолютной величине ‘их стоимости, а в относительной величине, в величине их стоимости по сравнению с той, которой обладал содержащийся в них производительный капитал, прежде чем он превратился в товар. Поэтому, если 10 000 фунтов пряжи будут проданы по их стоимости, за 500 ф. ст., то этот акт обращения, рассматриваемый сам по себе, = Т – Д,  представляет собой простое превращение стоимости, остающейся неизменной, из товарной формы в денежную форму. Но, как особая стадия в кругообороте индивидуального капитала, тот же самый акт представляет собой реализацию капитальной стоимости в 422 ф. ст., заключающейся в товаре, + прибавочная стоимость в 78 ф. ст., заключающаяся в том же товаре, следовательно, представляет собой 7" –Д’,  превращение товарного капитала из его товарной формы в денежную форму 4). Функция Т’  такая же, как и всякого товарного продукта:превратиться в деньги, быть проданным, проделать фазу бращения Т – Д.  Пока теперь уже возросший по стоимости капитал остается в форме товарного капитала, пока он неподвижно лежит на рынке, процесс производства останавливается. Капитал не действует ни как созидатель продукта, ни как созидатель стоимости. В зависимости от различной степени скорости, с какой капитал сбрасывает с себя товарную форму и принимает денежную форму, или в зависимости от быстроты продажи, одна и та же капитальная стоимость будет в очень неравной степени служить и в качестве созидателя продукта и в качестве созидателя стоимости, и масштаб воспроизводства в зависимости от этого будет расширяться или сокращаться. В первой книге было показано, что степень действия данного капитала обусловлена такими потенциями процесса производства, которые в известной мере независимы от величины стоимости капитала.[433] Теперь оказывается, что процесс обращения приводит в движение новые потенции, обусловливающие степень действия капитала, его расширения и сокращения, независимые от величины его стоимости.

Товарная масса Т’,  как носитель капитала, возросшего по стоимости, должна, далее, во всем своем объеме проделать метаморфоз Т’ – Д’.  Количество проданного товара становится здесь существенным обстоятельством. Отдельный товар фигурирует только как интегральная часть всей товарной массы. 500 ф. ст. стоимости существует в 10 000 фунтах пряжи. Если капиталисту удастся продать только 7 440 фунтов пряжи по их стоимости в 372 ф. ст., то он возместит таким образом лишь стоимость своего постоянного капитала, стоимость затраченных средств производства; если 8 440 фунтов, – то лишь величину стоимости всего авансированного капитала. Чтобы реализовать прибавочную стоимость, он должен продать больше, а чтобы реализовать всю прибавочную стоимость в 78 ф. ст. (= 1 560 фунтам пряжи), он должен продать все 10 000 фунтов пряжи. Следовательно, в 500 ф. ст. деньгами он получает лишь равную стоимость за проданный товар; его сделка в пределах обращения есть простое Т – Д.  Если бы он выдал своим рабочим 64 ф. ст. вместо заработной платы в 50 ф. ст., то его прибавочная стоимость была бы равна лишь 64 ф. ст. вместо 78 ф. ст. < а степень эксплуатации составляла бы только 100% вместо 156%; но стоимость его пряжи осталась ‘бы  такой же, какой была раньше; изменилось бы только соотношение ее различных частей; акт обращения Т – Д  теперь, как и раньше, был бы продажей 10 000 фунтов пряжи за 500 ф. ст., по их стоимости.

Т’  = Т+ т  (= 422 ф. ст.+ 78 ф. ст.). – Т  равно стоимости П,  или стоимости производительного капитала, а последняя равна стоимости Д,  которое авансировано в акте Д –  Т, в купле элементов производства; в нашем примере = 422 ф. ст. Если вся товарная масса продается по ее стоимости, то Т =  = 422 ф. ст. и т =78 ф. ст., равно стоимости прибавочного продукта в виде 1 560 фунтов пряжи. Если т, выраженное в деньгах, мы обозначим посредством д,  то Т’ –Д’ = (Т + т)  – – (Д + д),  а кругооборот
Д – Т…П…Т’ – Д’  в его распространенной форме будет, следовательно, обозначаться через Д‑Т<Р Сп…П…(Т+т}–(Д+д).

В первой стадии капиталист извлекает предметы потребления с собственно товарного рынка и с рынка труда; в третьей стадии он бросает товар обратно, но только на один рынок, на собственно товарный рынок. Но если потом посредством своего товара он извлекает с рынка больше стоимости, чем бросил на него первоначально, то лишь потому, что бросает на него большую товарную стоимость, чем извлек первоначально. Он бросил на рынок стоимость Д  и извлек равную стоимость Т;  он бросает на рынок Т + т  и извлекает равную стоимость Д + д. –  В нашем примере Д  было равно стоимости 8 440 фунтов пряжи; но он бросает на рынок 10 000 фунтов, следовательно, отдает на рынок большую стоимость, чем сам взял с рынка. С другой стороны, он бросил на рынок эту возросшую стоимость только потому, что посредством эксплуатации рабочей силы в процессе производства произвел прибавочную стоимость (выраженную в прибавочном продукте в качестве известной доли продукта). Только в качестве продукта процесса производства товарная масса есть товарный капитал, носитель возросшей капитальной стоимости. Посредством совершения акта Т’ – Д’  реализуется как авансированная капитальная стоимость, так и прибавочная стоимость. Реализация той и другой совершается одновременно в ряде продаж или же в продаже разом всей товарной массы, что и выражает Т’ – Д’,  Но один и тот же акт обращения Т’ – Д’  различен для капитальной стоимости и прибавочной стоимости постольку, поскольку для каждой из них он выражает различную стадию их обращения, различный отдел того ряда метаморфозов, который они должны пройти в сфере обращения. Прибавочная стоимость, т, только в процессе производства и появилась на свет. Следовательно, она впервые выступает на товарный рынок и выступает притом именно в товарной форме; это – первая форма ее обращения, а потому акт т – д,  первый акт ее обращения, или ее первый метаморфоз, который, следовательно, еще остается дополнить посредством противоположного акта обращения, или посредством обратного метаморфоза д–т.

Иначе обстоит дело с обращением, которое совершает капитальная стоимость Т  в том же самом акте обращения Т’ – Д’,  являющемся для нее актом обращения Т – Д,  где Т  = П,  равно первоначально авансированному Д.  Капитальная стоимость открыла первый акт своего обращения как Д,  как денежный капитал, и посредством акта Т – Д  возвращается к той же самой форме; следовательно, она прошла обе противоположные фазы обращения 1) Д – Т  и 2) Т – Д  и опять оказалась в такой форме, в которой она снова может начать тот же процесс кругооборота. То, что для прибавочной стоимости является первым превращением товарной формы в денежную форму, для капитальной стоимости является возвратом, или обратным превращением в ее первоначальную денежную форму.

Посредством Д – Т<PСп  денежный капитал был превращен в сумму товаров Р  и Сп,  имеющую такую же стоимость. Эти товары не функционируют более как товары, как предметы продажи. Их стоимость существует отныне в руках их покупателя, капиталиста» как стоимость его производительного капитала Л. А в функции П,  в производительном потреблении, они превращаются в новый сорт товара, по натуральной форме отличный от средств производства д в пряжу, в которой их стоимость не только сохраняется, но и увеличивается, с 422 ф. ст. до 500 ф. ст. Путем этого реального метаморфоза товары, извлеченные с рынка в первой стадии Д – Т,  замещаются товаром, который отличается от них и по натуральной форме и по стоимости и который должен теперь функционировать как товар, должен быть превращен в деньги и продан. Поэтому процесс производства представляется лишь перерывом в процессе обращения капитальной стоимости, в котором до сих пор была пройдена только первая фаза Д – Т.  Капитальная стоимость проходит вторую и заключительную фазу Т–Д  уже после того, как Т  претерпит изменение по натуральной форме и по стоимости. Но если рассматривается капитальная стоимость, взятая сама по себе, то оказывается, что в процессе производства она претерпела изменение лишь своей потребительной формы. Она существовала как 422 ф. ст. стоимости в Р  и Сп,  теперь она существует как 422 ф. ст. стоимости в 8 440 фунтах пряжи. Следовательно, если мы рассмотрим лишь обе фазы процесса обращения капитальной стоимости, взятой обособленно от ее прибавочной стоимости, то окажется, что она проходит 1)Д – Т  и 2) Т – Д,  причем второе Т  имеет изменившуюся потребительную форму, но ту же стоимость, как и первое Т;  таким образом, капитальная стоимость проходит Д – Т – Д, –  форму обращения, которая путем двукратного перемещения товара в противоположном направлении, путем превращения из денег в товар и из товара в деньги, необходимо обусловливает возвращение стоимости, авансированной в форме денег, к ее денежной форме; ее обратное превращение в деньги.

Тот самый акт обращения Т’ – Д’,  который для капитальной стоимости, авансированной в деньгах, является вторым, заключительным метаморфозом, возвращением к денежной форме, для прибавочной стоимости, содержащейся в том же товарном капитале и реализуемой посредством его превращения в денежную форму, служит первым метаморфозом, превращением из товарной формы в денежную форму, Т – Д,  первой фазой обращения.

Итак, здесь необходимо отметить обстоятельства двоякого рода. Во‑первых, заключительное обратное превращение капитальной стоимости в ее первоначальную денежную форму есть функция товарного капитала. Во‑вторых, эта функция включает в себя первое превращение прибавочной стоимости из ее первоначальной товарной формы в денежную форму. Таким образом, денежная форма играет здесь двоякую роль: с одной стороны, она представляет ту форму, к которой возвращается стоимость, первоначально авансированная в деньгах, – следовательно, возврат к той форме стоимости, которой открылся процесс; с другой стороны, она – первая превращенная форма той стоимости, которая первоначально вступает в обращение в товарной форме. Если товары, из которых состоит товарный капитал, продаются по их стоимости, как и предполагается здесь, то Т +  т превращается в равное по стоимости Д + д.  В этой форме Д+д  (422 ф. ст.+ 78 ф. ст. = 500 ф. ст.) реализованный товарный капитал находится теперь в руках капиталиста. Капитальная стоимость и прибавочная стоимость имеются теперь в наличии как деньги, следовательно, – во всеобщей эквивалентной форме.

Итак, в конце процесса капитальная стоимость находится опять в той же форме, в которой она вступила в него» и, следовательно, снова в качестве денежного капитала может открыть и совершить этот процесс. Именно потому, что исходная и заключительная формы процесса являются формой денежного капитала (Д),  процесс кругооборота в этой форме назван нами кругооборотом денежного капитала. В конце процесса оказывается изменившейся не форма, а только величина авансированной стоимости.

Д+д  есть не что иное, как денежная сумма определенной, величины, в нашем случае 500 ф. ст. Но как результат круго оборота капитала, как реализованный товарный капитал, эта сумма денег содержит капитальную стоимость и прибавочную стоимость, и притом они уже не срослись вместе, как в пряже; теперь они лежат друг возле друга. Их реализация дала каждой из них самостоятельную денежную форму, 211/250 этой суммы суть капитальная стоимость, в 422 ф. ст., и 39/250 – прибавочная стоимость в 78 ф. ст. Это разделение, вызванное реализацией товарного капитала, по своему содержанию является не только формальным, о чем мы сейчас поговорим; оно приобретает важное значение в процессе воспроизводства капитала, смотря по тому, присоединяется ли д  к Д  целиком, частично или совсем не присоединяется, следовательно, смотря по тому, продолжает ли оно функционировать как составная часть авансированной капитальной стоимости или нет. Обращение д  и Д  также может быть совершенно различным.

В Д’  капитал снова возвратился к своей первоначальной форме Д,  к своей денежной форме, но возвратился в такой, форме, в которой он реализован как капитал.

Здесь имеется,; во‑первых, – количественное различие. Было, Д,  422 ф. ст.; теперь имеется Д’,  500 ф. ст., и это различие выражено в Д…Д’  в количественно различных крайних членах кругооборота, самый ход которого обозначен лишь тремя точками. Д’  больше Д, Д’ – Д  = М,  прибавочной стоимости. – Но, как результат этого кругооборота Д…Д’,  теперь существует только Д’;  это – такой продукт кругооборота, в котором; угас процесс его образования. Д’  существует теперь самостоятельно само по себе, независимо от движения, которое принесло его. Движение миновало, на его месте стоит Д’.

Но Д’,  как Д+ д,  500 ф. ст., как 422 ф. ст. авансированного капитала плюс его приращение в 78 ф. ст., представляет собой в то же время качественное отношение, хотя само это качественное отношение существует лишь как отношение частей одной и той же суммы, следовательно, – как количественное отношение. Д,  авансированный капитал, который теперь снова находится в своей первоначальной форме (422 ф. ст.), существует теперь как реализованный капитал. Он не только сохранился, – он также и реализовался как капитал, потому что он, именно как капитал, отличается от д  (78 ф. ст.), к которому он относится как к своему  приращению, к своему  плоду, к порожденному им самим приросту. Он реализован как капитал потому что реализован как стоимость, породившая стоимость. Д’  существует как капиталистическое отношение; Д  является уже не просто деньгами, – оно прямо выступает как денежный капитал, получает выражение как самовозросшая стоимость, следовательно как стоимость, которая обладает свойством самовозрастать, порождать больше стоимости, чем имеет сама. Д  стало капиталом вследствие своего отношения к другой части Д’,  как к части, обусловленной Д,  порожденной им как причиной,; как к части, к следствию, основой которого оно является. Таким образом Д’  является суммой стоимости, дифференцированной в самой себе, заключающей в себе функционально (в понятии) различные части, является суммой стоимости, выражающей капиталистическое отношение.

Но это отношение выражено только как результат, без посредства того процесса; результатом которого оно является.

Части стоимости, как таковые, качественно не отличаются одна от другой, за исключением того, что они выступают как стоимости различных предметов, конкретных вещей, следовательно, в различных потребительных формах, а потому выступают как стоимости различных товарных тел, – различие, которое вытекает не из них самих как простых частей стоимости. В деньгах угасает всякое различие товаров, потому что они суть именно общая всем товарам эквивалентная форма. Денежная сумма в 500 ф. ст. состоит из совершенно однородных элементов по 1 ф. ст. Так как в простом бытии этой суммы денег изглажено посредствующее звено ее происхождения и исчез всякий след специфического различия, которым обладают различные составные части капитала в процессе производства, то различие существует лишь между понятием основной суммы (по‑английски principal), равной авансированному капиталу в 422 ф. ст., и понятием избыточной суммы стоимости, равной 78 ф. ст. Пусть, например, Д’  = 110 ф. ст. у из которых 100 = Д, главной сумме, и 10 = М,  прибавочной стоимости. Обе составные части суммы в 110 ф. ст. абсолютно однородны, следовательно, неразличимы в понятии. Какие угодно 10 ф. ст. всегда составляют 1/11 общей суммы в 110 ф. ст., являются ли они 1/10 авансированной основной суммы в 100 ф. ст. или избытком над ней в 10 ф. ст. Поэтому основная сумма и сумма прироста, капитал и прибавочная сумма, могут быть выражены как дроби всей суммы; в нашем примере 10/11 составляют главную сумму» или капитал, 1/11 – прибавочную сумму. Поэтому то денежное выражение, которое реализованный капитал получает здесь в конце своего, процесса – есть иррациональное выражение капиталистического отношения.

Впрочем, это относится также и к Т’ (= Т +  т).  Но с той разницей, что Т’,  в котором Тит  представляют собой тоже лишь пропорциональные части стоимости одной и той же однородной товарной массы, указывает на свое происхождение из П, непосредственным продуктом которого оно является, между тем как в Д’, в форме, вышедшей непосредственно из обращения, исчезло прямое отношение к П.

Иррациональное различие между основной суммой и суммой прироста, заключающееся в Д’,  поскольку последнее выражает результат движения Д…Д’,  тотчас же исчезает, как только Д’  опять начинает активно функционировать в качестве денежного капитала, следовательно, если оно, напротив, не фиксируется как денежное выражение промышленного капитала, возросшего по своей стоимости. Кругооборот денежного капитала никогда не может начаться с Д’  (хотя Д’  и функционирует теперь в качестве Д), он может начаться только с Д, т. е. лишь формой, выражающей авансирование капитальной стоимости, но отнюдь не выражением капиталистического отношения. Как только 500 ф. ст. снова авансируются как капитал для нового самовозрастания, они являются начальным пунктом, между тем как раньше были конечным пунктом. Вместо капитала в 422 ф. ст. теперь авансирован капитал в 500 ф. ст. – больше денег, чем раньше^ больше капитальной стоимости, – но отношение между двумя составными частями отпало; совершенно так же и первоначально в качестве капитала могла бы функционировать сумма в 500 ф. ст. вместо суммы в 422 ф. ст.

Представлять капитал в виде Д’  не есть активная функция денежного капитала; его собственное появление в форме Дt  является, напротив, функцией Т’.  Уже при простом товарном обращении: 1) T1 – Д; 2) Д – Т2, Д  активно функционирует лишь во втором акте Д – Т2;  появление его в виде Д  является лишь результатом первого акта, в силу которого оно выступает как превращенная форма Т1.  Капиталистическое отношение,

заключающееся в Д’,  отношение одной из его частей как капитальной стоимости к другой его части как к приращению этой стоимости, приобретает, правда, и функциональное значение,

поскольку, при постоянном повторении кругооборота Д…Д’, Дr  разделяется между двоякого рода обращением, – обращением капитала и обращением прибавочной стоимости, следова‑тельно, поскольку обе части исполняют не только количественно, но и качественно различные функции, – Д  иные, чем д.  Но, рассматриваемая сама по себе, форма Д…Д’  не заключает в себе потребления капиталиста, она заключает только самовозрастание стоимости и накопление, поскольку последнее выражается прежде всего в периодическом увеличении снова и снова авансируемого денежного капитала.

Д’  = Д  + д , хотя и является иррациональной формой капитала, в то же время представляет денежный капитал лишь в его реализованной форме, в виде денег, которые породили деньги. Однако здесь следует видеть отличие от функции денежного капитала в первой стадии Д – Т<Р Сп.  В этой первой стадии Д  обращается как деньги. Д  функционирует как денежный капитал лишь потому, что только в денежном состоянии оно может выполнить функцию денег, превратиться в элементы П,  в Р и Сп,  противостоящие ему как товары. В этом акте обращения Д  функционирует только как деньги; но так как этот акт есть первая стадия в процессе движения капитальной стоимости, то он, в силу специфической потребительной формы покупаемых товаров Р  и Сп, является одновременно функцией денежного капитала. Напротив, Д’,  состоящее из Д,  капитальной стоимости, и из д,  произведенной ею прибавочной стоимости, выражает возросшую капитальную стоимость, – цель и результат, функцию всего процесса кругооборота капитала. То, что оно выражает этот результат в денежной форме, как реализованный денежный капитал, это вытекает не из того, что оно есть денежная форма капитала, денежный  капитал, но, наоборот, из того, что оно есть денежный капитал,  капитал в денежной форме, из того, что капитал в этой форме открыл процесс^ был авансирован в денежной форме. Как мы видели, обратное превращение в денежную форму есть функция товарного капитала Т’,  а не денежного капитала. Что же касается разности между Д’  и Д,  то она (д)  представляет собой лишь денежную форму т, приращения Т; Д’  только потому = Д + д,  что Т’  было = Т  +т. Следовательно, эта разность и отношение капитальной стоимости к порожденной ею прибавочной стоимости имелись налицо и были выражены в Т’ , прежде чем та и другая стоимость превратились в Д’  в единую денежную сумму, в которой обе части стоимости самостоятельно противостоят одна другой и потому могут быть употреблены также на самостоятельные и отличные одна от другой функции.

Д’  есть лишь результат реализации Т’.  И то и другое – Т’,  как и Д’ –  суть лишь различные формы, товарная форма и денежная форма, возросшей капитальной стоимости, у них обеих то общее, что они – возросшая капитальная стоимость. Обе суть проявивший себя в действии капитал, потому что здесь капитальная стоимость как таковая существует совместно с прибавочной стоимостью, как отличным от первой, полученным благодаря ей плодом» хотя это отношение и выражается лишь в такой иррациональной форме, как отношение двух частей одной и той же денежной суммы или одной и той же товарной стоимости. Но как выражение капитала в его отношении к прибавочной стоимости и в его отличии от прибавочной стоимости, произведенной им, следовательно как выражение возросшей стоимости,. Д’  и Т’  суть одно и то же и выражают они одно и то же, только в различной форме; они отличаются друг от друга не как денежный капитал и товарный капитал, а как деньги и товар. Поскольку они представляют собой возросшую стоимость, т. е. капитал, проявивший себя в действии как капитал, постольку они выражают лишь результат функции производительного капитала, единственной функции, в которой капитальная стоимость порождает стоимость. Общим для них является то, что они оба, денежный капитал и товарный капитал, суть способы существования капитала. Один – капитал в денежной форме, другой – в товарной форме. Поэтому разделяющие их различия специфических функций не могут быть чем‑либо иным кроме различий между функцией денег и функцией товара. Товарный капитал, как непосредственный продукт капиталистического процесса производства, носит следы этого своего происхождения из процесса производства и потому по своей форме более рационален, не столь иррационален, как денежный капитал, в котором сглажен всякий след процесса производства, как и вообще в деньгах угасает всякая особая потребительная форма товара. Поэтому такое своеобразие денежной формы капитала исчезает только там, где само Д’  функционирует как товарный капитал, где оно является непосредственным продуктом процесса производства, а не превращенной формой этого продукта, следовательно, ‑в производстве самого денежного материала. Например, формула для добычи золота была бы такова:

Д – Т < ....П…Д’ (Д + д),

где Д’  фигурирует как товарный продукт, потому что П  доставляет золота больше, чем было авансировано в первом Д, денежном капитале, на элементы для добычи золота. Следовательно, здесь исчезает иррациональность выражения Д…Д’ (Д + д),  где одна часть денежной суммы является матерью другой части той же самой денежной суммы.