XI. Возмещение основного капитала — возмещение основного капитала IN NATURA

Выяснив несостоятельность только что рассмотренной гипотезы, нам остается предположить еще лишь такие возможности, которые, кроме возмещения деньгами износа основного капитала, включают также и возмещение in natura того основного капитала, который полностью отжил свой век.

До сих пор мы предполагали:

а) что 1 000 ф. ст., которые подразделение I выплатило в виде заработной платы, расходуются рабочими на IIс  той же стоимости, т. е. что они покупают на эти 1 000 ф. ст. предметы потребления.

То, что подразделение I авансирует здесь указанные 1 000 ф. ст. в деньгах, это является только констатированием факта. Соответствующие капиталистические производители должны выплатить заработную плату деньгами; потом эти деньги расходуются рабочими на жизненные средства и, в свою очередь, для продавцов жизненных средств они снова служат средством обращения при превращении их постоянного капитала из товарного капитала в производительный капитал. Правда у эти деньги проходят при этом через многие каналы (розничные торговцы, домовладельцы, сборщики налогов, непроизводительные работники, как‑то врачи и т. Д ., в которых нуждается сам рабочий), и потому лишь часть их из рук рабочих подразделения I притекает непосредственно в руки капиталистов подразделения II. Течение этих денег может в большей или меньшей мере приостановиться, поэтому на стороне капиталистов могут оказаться необходимыми новые денежные резервы. При рассмотрении основной формы воспроизводства мы все это оставляем в стороне.

b) Выше предполагалось также, что один раз подразделение I авансирует на покупку у подразделения II добавочно еще 400 ф. ст. деньгами, которые притекают к нему обратно, а другой раз подразделение II на покупку у подразделения I авансирует тоже 400 ф. ст., которые возвращаются к нему. Это предположение необходимо, так как было бы произвольным обратное предположение, что либо капиталисты подразделения I, либо капиталисты подразделения II односторонне авансируют на обращение деньги, необходимые для обмена товаров. Так как в предыдущем параграфе 1) было показано, что приходится отвергнуть ту нелепую гипотезу, согласно которой добавочные деньги, необходимые для превращения 200 IIc (d) в деньги, бросает в обращение подразделение I, то, очевидно, остается еще лишь одна гипотеза, которая кажется еще более нелепой, а именно: подразделение II само бросает в обращение деньги, при посредстве которых превращается в денежную форму та составная часть стоимости товара, которая должна возместить износ основного капитала. Например, часть стоимости, которую во время производства утрачивает прядильная машина господина X,  вновь появляется как часть стоимости пряжи; то, что на одной стороне утрачено его прядильной машиной в стоимости, ее износ, должно собираться у него же на другой стороне в виде денег. Пусть капиталист Х  покупает, например, на 200 ф. ст. хлопка у капиталиста У и таким образом авансирует для обращения 200 ф. ст. деньгами; капиталист У покупает у него пряжу на эти самые 200 ф. ст., и эти 200 ф. ст. служат теперь для капиталиста Х  как фонд для возмещения износа прядильной машины. Это сводилось бы просто к тому, как если бы капиталист X, независимо от своего производства, от продукта производства и продажи этого продукта, имел in petto[538] 200 ф. ст. для того, чтобы уплатить самому себе за убыль стоимости прядильной машины, т. е. как если бы он, кроме этой убыли стоимости своей прядильной машины на 200 ф. ст. у должен был ежегодно добавлять из своего кармана еще по 200 ф. ст. деньгами для того, чтобы в конце концов иметь возможность купить новую прядильную машину.

Но это только кажущаяся нелепость. Подразделение II состоит из капиталистов, основной капитал которых находится на совершенно различных стадиях своего воспроизводства. У одних уже наступил срок, когда он целиком должен быть возмещен in natura. У других основной капитал более или менее далек от этой стадии; для всех членов этой последней группы капиталистов обще то, что их основной капитал не воспроизводится реально, т. е. не возобновляется in natura, не возмещается новым экземпляром того же рода, но что его стоимость последовательно собирается в форме денег. Первая же группа капиталистов находится совершенно (или отчасти, что здесь не имеет значения) в таком же положении, как и при учреждении своего предприятия, когда капиталисты с денежным капиталом выступили на рынке, чтобы превратить его, с одной стороны, в постоянный (основной и оборотный) капитал, а с другой стороны – в рабочую силу, в переменный капитал. Как и тогда, теперь им приходится снова авансировать этот денежный капитал для обращения, – следовательно, приходится авансировать стоимость постоянного основного капитала точно так же, как стоимость оборотного и переменного капитала.

Итак, предполагается, что из 400 ф. ст., бросаемых в обращение капиталистами подразделения II для обмена с подразделением I, одна половина поступает от таких капиталистов подразделения II, которые должны посредством продажи своих товаров не только возместить свои средства производства, относящиеся к оборотному капиталу, но и возобновить свой основной капитал in natura посредством авансирования своих денег; между тем другая половина капиталистов подразделения II на свои деньги возмещает in natura только оборотную часть своего постоянного капитала, но не возобновляет свой основной капитал in natura. При таком предположении решительно нет ничего противоречивого в том, что возвращающиеся назад 400 ф. ст. (возвращающиеся, когда подразделение I покупает на них предметы потребления) различно распределяются между этими двумя группами капиталистов подразделения II. Они притекают обратно к капиталистам подразделения II, но они возвращаются не в прежние руки, а различно распределяются внутри этого подразделения, переходят от одной части его капиталистов к другой.

Одна часть капиталистов подразделения II, кроме части средств производства, в конечном счете оплаченных товарами этих капиталистов, превратила 200 ф. ст. деньгами в новые элементы основного капитала in natura. Их деньги, израсходованные таким образом, – как при начале предприятия, – лишь в течение ряда лет постепенно возвращаются к ним из обращения как соответствующая износу основного капитала составная часть стоимости товаров, произведенных при помощи этого основного капитала.

Напротив, другая часть капиталистов подразделения II на 200 ф. ст. не получила никаких товаров от капиталистов подразделения I, но капиталисты подразделения I платят за их товары теми деньгами, на которые первая часть капиталистов подразделения II купила элементы основного капитала. Одна часть капиталистов подразделения II опять располагает своей основной капитальной стоимостью в обновленной натуральной форме, другая – все еще занята тем, что собирает эту стоимость в денежной форме для возмещения своего основного капитала in natura в последующее время.

Положение, из которого нам следует исходить, таково: после прежних обменов остаток подлежащих обмену товаров на обеих сторонах составляет 400m для подразделения I, и 400с для подразделения II.[539]
Мы предполагаем, что подразделение II авансирует 400 деньгами для обмена этих товаров в сумме на 800. Половина 400 деньгами (= 200) при всех условиях должна быть затрачена той частью IIс, которая накопила 200 в денежной форме как стоимость износа основного капитала и которая теперь должна снова превратить их обратно в натуральную форму своего основного капитала.

Совершенно так же, как постоянная капитальная стоимость, переменная капитальная стоимость и прибавочная стоимость, – на которые может быть разложена стоимость товарных капиталов подразделений II и I, – могут быть представлены в особых пропорциональных долях самих товаров подразделения II, соответственно – товаров подразделения I; совершенно так же может быть представлена в пределах самой постоянной капитальной стоимости и та часть стоимости, которую еще не приходится превращать в натуральную форму основного капитала, во необходимо пока постепенно накоплять в денежной форме как сокровище. Известное количество товаров подразделения II (следовательно, в нашем примере – половина остатка = 200) является здесь лишь носителем этой стоимости износа основного капитала, которой предстоит посредством обмена оседать в форме денег. (Первая часть капиталистов подразделения II, возобновляющая основной капитал in natura, вместе со стоимостью износа основного капитала, заключающейся в той товарной массе, от которой здесь фигурирует лишь остаток, быть может, уже реализовала для себя некоторую часть стоимости износа основного капитала; но им остается, таким образом, реализовать еще 200 в деньгах.)

Далее, что касается второй половины (= 200) тех 400 ф. ст., которые подразделение II бросило в обращение при этой заключительной операций, то на нее покупаются у подразделения I оборотные составные части постоянного капитала. Возможно, что часть этих 200 ф. ст. бросили в обращение обе группы капиталистов подразделения II, или же только та их группа, которая не возобновляет in natura основную составную часть стоимости.

Итак, посредством 400 ф. ст. из подразделения I извлечено;

1) на сумму в 200 ф. ст. такие товары, которые состоят лишь из элементов основного капитала, 2) на сумму в 200 ф. ст. такие товары, которые возмещают в натуральной форме лишь элементы оборотной части постоянного капитала подразделения II. Подразделение I продало теперь весь свой годовой товарный продукт, поскольку его надлежало продать подразделению II, но стоимость одной пятой этого продукта, т. е. 400 ф. ст., теперь находится в распоряжении подразделения I в денежной форме. Однако эти деньги представляют собой превращенную в деньги прибавочную стоимость, которая как доход должна быть израсходована на предметы потребления. Итак, подразделение I на эти 400 покупает товарную стоимость подразделения II = 400. Таким образом, приведя в движение товар подразделения II, деньги притекают обратно в это же подразделение.

Возьмем теперь три случая. При этом ту часть капиталистов подразделения II, которая возмещает основной капитал in natura, мы назовем «часть I», а ту, которая накопляет в денежной форме стоимость износа основного капитала, назовем «часть 2». Три случая таковы: а) некоторая доля тех 400, которые как остаток еще существуют в виде товаров подразделения II, должна возместить известную долю оборотных частей постоянного капитала для части 1 и части 2 (скажем, по , 1/2); b) часть 1 уже продала весь свой товар, следовательно, часть 2 еще должна продать 400; с) часть 2 продала все, кроме тех 200, в которых заключается стоимость износа основного капитала.

Тогда мы получаем следующие распределения:

а) Из товарной стоимости = 400с, которая еще остается в руках подразделения II, части 1 принадлежат 100 и части 2  300; 200 из этих 300 представляют износ основного капитала. В этом случае из тех 400 ф. ст. деньгами, которые подразделение I теперь направляет обратно, чтобы получить товары подразделения II часть 1 первоначально затратила 300, а именно: деньгами 200, на которые она извлекла из подразделения I элементы основного капитала in natura и деньгами же еще 100 для опосредствования ее товарного обмена с подразделением I; напротив, часть 2 из этих 400 авансировала только 1/4, т.е. 100, – тоже для опосредствования своего товарного обмена с подразделением I.

Итак, из этих 400 деньгами часть 1 авансировала 300 и часть 2 авансировала 100.

Но из этих 400 возвращаются:

К части 1–100, следовательно, только 1/3 авансированных ею денег. Но взамен остальных 2/3 она обладает возобновленным основным капиталом стоимостью в 200. За этот основной элемент капитала стоимостью в 200 она отдала подразделению I деньги, но после этого не продавала своего товара. Поскольку дело касается этих 200 деньгами, часть 1 выступает по отношению к подразделению I только в качестве покупателя, но не выступает затем в качестве продавца. Следовательно, эти деньги не могут возвратиться к части 1; иначе вышло бы, что она получила элементы основного капитала в подарок от подразделения I. – Поскольку же дело касается остальной трети денег, авансированных частью 1, постольку эта часть 1 выступает сначала как покупатель оборотных составных частей своего постоянного капитала. На эти же самые деньги подразделение I покупает у части 1 остаток ее товара стоимостью в 100. Следовательно, деньги возвращаются к ней (к части 1 от подразделения II),  потому что она выступает в качестве продавца товара тотчас же после того, как выступала покупателем. Если бы они не возвратились, то вышло бы, что подразделение II (часть 1) за товары в сумме на 100 отдало бы подразделению I сначала 100 деньгами и потом сверх того еще 100 в товарной форме, – следовательно, оно подарило бы ему свой товар.

Напротив, к части 2, затратившей 100 деньгами, возвращаются 300 деньгами: 100 возвращаются потому, что она сначала как покупатель бросила в обращение 100 деньгами и потом получила их обратно как продавец товаров; 200 возвращаются потому, что она функционирует только как продавец товаров на сумму стоимости в 200, но не как покупатель. Значит, деньги не могут возвратиться к подразделению I. Следовательно, износ основного капитала возмещается деньгами, которые подразделение II (часть 1) бросило в обращение на покупку элементов основного капитала; но они попадают в руки части 2 не как деньги части 1, а как деньги, принадлежащие подразделению I.

b) При этом предположении остаток Нс распределяется таким образом, что части 1 принадлежат 200 деньгами, а части 2 принадлежат 400 в товарной форме.

Часть 1 продала все свои товары, но 200 в деньгах представляют собой превращенную форму основной составной части ее постоянного капитала, подлежащей возобновлению in natura. Следовательно, часть 1 здесь выступает только как покупатель и вместо своих денег получает на ту же сумму стоимости товар подразделения I в натуральной форме элементов основного капитала. Часть 2 должна бросить в обращение (в том случае, если капиталисты подразделения I совсем не авансируют денег для обмена товаров между подразделениями I и II) максимум лишь 200 ф. ст., так как в отношении половины своей товарной стоимости она является лишь продавцом подразделению I, а не покупателем у этого подразделения I.

К части 2 возвращаются из обращения 400 ф. ст.: 200 возвращаются потому, что она их авансировала как покупатель и получает их обратно как продавец товаров стоимостью в 200; остальные 200 возвращаются потому, что она продает подразделению I товары стоимостью в 200, не извлекая за это товарного эквивалента из подразделения I.

с) Часть 1 располагает 200 в деньгах и 200с в товарах; часть 2–200с (d) в товарах.

При этом предположении часть 2 не должна авансировать никаких денег, потому что по отношению к подразделению I она вообще функционирует уже не как покупатель, а только как продавец, следовательно, ей приходится ждать, пока у нее купят товары.

Часть 1 авансирует 400 ф. ст. деньгами: 200 авансирует для взаимного обмена товарами с подразделением I, остальные 200 – просто как покупатель у подразделения I. На эти 200 ф. ст. деньгами она покупает элементы основного капитала.

Подразделение I на 200 ф. ст. деньгами покупает у части 1 товары стоимостью в 200, благодаря чему к этой части возвращаются ее 200 ф. су. деньгами, авансированные на этот товарный обмен; на остальные 200 ф. ст., – которые тоже получены от части 1, – подразделение I покупает товар стоимостью в 200 у части 2, благодаря чему износ основного капитала этой части капиталистов осаждается в форме денег.

Дело нисколько не изменилось бы, если мы предположим, что в случае с) не подразделение II (часть 1), а подразделение I авансирует 200 деньгами на обмен уже произведенных товаров. Если подразделение I первым купит у части 2 подразделения II товары стоимостью в 200, – предполагается, что части 2 нужно продать лишь этот остаток ее товаров, – то эти 200 ф. ст. не возвращаются к подразделению I, потому что эта часть подразделения II, в свою очередь, не выступит как покупатель; но в таком случае подразделение II, часть 1, должно купить на 200 ф. ст. деньгами, а также обменять товары стоимостью в 200, следовательно, этому подразделению необходимо путем обмена получить у подразделения I товары общей стоимостью в 400. Тогда 200 ф. ст. деньгами от подразделения II, части 1, возвращаются к подразделению I. Если подразделение I снова затрачивает их на покупку остатка товаров стоимостью в 200 у подразделения II, части 1, то эти деньги возвратятся к нему, когда подразделение II, часть 1, возьмет у подразделения I вторую половину из 400 в товарах. Часть 1 (подразделения II) затратила 200 ф. ст. деньгами просто как покупатель элементов основного капитала; поэтому эти деньги не возвращаются к ней, а служат для превращения в деньги 200с, остатка товаров подразделения II, части 2, между тем как к подразделению I деньги, затраченные им на товарный обмен, а именно 200 ф. ст., возвращаются не от части 2, а от части 1 подразделения II. За товары стоимостью 400 к подразделению I возвратился товарный эквивалент в 400; 200 ф. ст. деньгами, авансированные им для этого обмена товаров общей стоимостью в 800, также возвратились к нему, – и, таким образом, все в порядке.

свелось к затруднению при обмене остатков:

I. ……………………………………………..400 т.

II. (1) 200 деньгами + 200с товарами + (2) 200с товарами, или, чтобы представить дело еще нагляднее:

I. 200m + 200m.

II. (1) 200 деньгами +200с товарами +(2) 200с товарами.

Так как у подразделения II, части 1, 200с товарами обмениваются на 200 Iт  (товарами) и так как все деньги, обращающиеся между подразделениями I и II при этом обмене товаров общей стоимостью в 400, возвращаются к тому, кто их авансировал, – к подразделению I или к подразделению II, – то эти деньги, представляя собой элемент обмена между двумя подразделениями, по существу не являются элементом той проблемы, которую мы здесь рассматриваем. Или, представляя дело иначе: если мы предположим, что в обмене 200 Im  (товарами) на 200 IIс (товарами подразделения II, части 1) деньги функционируют как средство платежа, а не как покупательное средство, и, следовательно, не как «средство обращения» в самом узком смысле этого термина, то ясно, – ибо товары 200 Im и 200 IIс (части 1) по величине стоимости равны, – что средства производства стоимостью в 200 обмениваются на предметы потребления стоимостью в 200, что деньги функционируют здесь лишь идеально и что в действительности совсем не приходится бросать денег в обращение для погашения балансовой разницы на той или другой стороне. Следовательно, проблема выступает в своем чистом виде лишь тогда, когда мы на обеих сторонах, т. е. в подразделениях I и II, исключим товар 200 Iт  и его эквивалент – товар 200 IIc (части 1).

Итак, по устранения этих двух взаимно покрывающихся товарных величин равной стоимости (подразделений I и II) обмену подлежит остаток, при наличии которого проблема выступает в своем чистом виде, а именно:

I. 200m товарами.

II. (1) 200c деньгами + (2) 200с товарами.

Здесь ясно: подразделение II, часть 1, на 200 деньгами покупает 200 Im, т. е. покупает составные части своего основного капитала; благодаря этому основной капитал подразделения II, части 1, возобновлен in natura, а прибавочная стоимость подразделения I, величиной в 200, из товарной формы (из формы средств производства, а именно из формы элементов основного капитала) превращена в денежную форму. На эти деньги подразделение I покупает предметы потребления у части 2 подразделения II; для подразделения II результат состоит в том, что у части 1 в определенном размере возобновлена in natura основная составная часть ее постоянного капитала, а у части 2 другая составная часть ее постоянного капитала (возмещающая износ основного капитала) осела в виде денег, причем это ежегодно продолжается до тех пор, пока и эту составную часть ее постоянного капитала не придется возобновить in natura.

Предварительное условие здесь, очевидно, заключается в том, чтобы эта основная составная часть постоянного капитала подразделения II, которая на величину всей своей стоимости снова превратилась в деньги и потому каждый год подлежит возобновлению in natura (у части 1), – чтобы стоимость этой части постоянного капитала была равна годовому износу той другой основной составной части постоянного капитала подразделения II, которая все еще продолжает функционировать в своей старой натуральной форме и износ которой, т. е. убыль стоимости, переносимая на товары, в процессе производства которых функционирует эта часть основного капитала, сначала подлежит возмещению деньгами. Поэтому такое равновесие являлось бы законом воспроизводства в неизменном масштабе; иначе говоря, это значит, что пропорциональное разделение труда в подразделении I, производящем средства производства, должно оставаться неизменным, поскольку это подразделение доставляет, с одной стороны, оборотные, а с другой стороны – основные составные части постоянного капитала для подразделения II.

Прежде чем исследовать это более подробно, мы должны посмотреть, что получится, если остаток IIс (1) не равен остатку IIс (2); он может быть больше или меньше этого остатка. Рассмотрим один за другим оба эти случая.

Первый случай

I. 200т.

II.(1) 220с (деньгами) + (2) 200с (товарами). Здесь IIс (1) на 200 ф. ст. деньгами покупает товары 200 Iта, а подразделение I на те же самые деньги покупает товары 200 IIс (2), следовательно, оно покупает ту составную часть основного капитала капиталистов II (2), которая должна осесть у последних в форме денег; она превращена, таким образом, в деньги. Но 20 IIс (1) деньгами не могут превратиться обратно в основной капитал in natura.

Этой беде, по‑видимому, можно помочь, если мы предположим, что остаток 1т  равен не 200, а 220, и что, следовательно, раньше из 2 000 I было обменено не 1 800, а лишь 1 780. В таком случае получится:

I. 220т.

II. (1) 220с (деньгами) + (2) 200с (товарами).IIс, часть 1, на 220 ф. ст. деньгами покупает 220Iт,  а затем подразделение I на 200 ф. ст. покупает 200 IIс (2) товарами. Но тогда на стороне подразделения I остается 20 ф. ст. деньгами, т. е. остается такая часть прибавочной стоимости, которую подразделение I не может израсходовать на предметы потребления, а может сохранить лишь в форме денег. Таким образом затруднение лишь передвинуто от IIс (части 1) к Iт.

Предположим теперь, что IIс, часть 1, напротив, меньше чем IIс (часть 2), следовательно:

Второй случай

I. 200т  (товарами).

II. (1) 180с (деньгами) +(2) 200с (товарами). Подразделение II (часть 1) на 180 ф. ст. деньгами покупает товары 180 Iт;  на эти деньги подразделение I покупает у подразделения II (части 2) товары такой же стоимости, т. е. 180 IIс (2); на одной стороне остается 20Iт,  которые не могут быть проданы, и точно так же остается 20 IIс (2) на другой стороне; эти товары общей стоимостью в 40 не могут быть превращены в деньги.

Если бы мы предположили, что остаток товаров у подразделения I == 180, то это нам нисколько не помогло бы; правда, тогда у подразделения I не осталось бы никакого излишка, но из суммы IIс (части 2) по‑прежнему оставался бы излишек товара в 20, который невозможно продать, превратить в деньги.

В первом случае, где величина стоимости II (1) больше, чем II (2), на стороне IIс (1) остается избыток в деньгах, не превратимый в основной капитал, или, если мы предположим, что остаток Iт =  IIс (1), то тот же самый избыток в деньгах, не превратимый в предметы потребления, оказывается уже на стороне Iт.

Во втором случае, где IIс (1) меньше, чем IIс (2), оказывается денежный дефицит на стороне 200   и IIс (2), а также равный излишек товара на обеих сторонах, или, если предположить, что остаток   = IIс (1), то дефицит в деньгах и излишек в товаре оказывается на стороне IIс (2).

Если мы предположим, что остатки   в обоих случаях постоянно равны IIс (1), – так как объем производства определяется заказами и так как воспроизводство нисколько не изменится от того, если в текущем году больше произведено основных составных частей, а в следующем году больше оборотных составных частей постоянного капитала подразделений II и I, – то в первом случае   могло бы быть полностью превращено в предметы потребления лишь при том условии, если бы подразделение I на свой избыток в деньгах купило часть прибавочной стоимости у подразделения II, следовательно, эта часть прибавочной стоимости не была бы потреблена, а была бы накоплена подразделением II в форме денег; во втором случае беде можно было бы помочь, если подразделение I само израсходовало бы эти деньги, но эта гипотеза нами отвергнута.

Если IIс (1) больше, чем IIс (2), то для реализации денежного избытка в   необходим ввоз иностранных товаров. Если IIс (1) меньше, чем IIс (2), то для реализации в средствах производства той части IIс, которая представляет износ основного капитала, необходим, наоборот, вывоз товаров подразделения II (предметов потребления). Следовательно, в обоих случаях необходима внешняя торговля.

Допуская даже, что при рассмотрении воспроизводства в неизменном масштабе производительность труда во всех отраслях производства, а следовательно, и соответствующие отношения стоимостей товарных продуктов этих отраслей необходимо предполагать неизменными, – оба последних случая, где IIс (1) больше или меньше, чем IIс (2), все же всегда представляли бы интерес при рассмотрении воспроизводства в расширенном масштабе, когда эти случаи безусловно будут иметь место.